Цирк на фотографиях, фото цирка

Цирк на фотографиях, фото цирка
Цирк — богатая фотографическая тема. Объять ее целиком — от того, что делается за занавесом, до представления на арене, от сезона выступлений до зимовки животных, от переездов до временных стоянок — сегодня уже не в силах одного человека. Чаще всего под руками профессиональных фотографов она распадается на отдельные подтемы «по интересам»: циркачи, животные, манеж. Но в таком виде она не может дать цельного представления о цирке, запечатлеть его неповторимую, специфическую атмосферу. Именно это и попытался сделать несколько лет тому назад Ярослав Новотный, который к тому же фотограф непрофессиональный.
Издавна его притягивала в фотографии ее своеобразная исключительность, присущий ей способ передачи определенных явлений. По своему характеру Новотный — документатор, и поэтому во всех аспектах его фотографирования преобладают прежде всего те явления, которые несут в себе зерно социального отношения.
В самом начале своего пути он представился как приверженец умышленно утрированного выражения по форме и содержанию. Своими режиссированными фотографиями он поднимал актуальные вопросы отношений между людьми, ставил их перед зрителем в подтексте фотографий, воздействовавших порой, можно сказать, даже судорожно, ибо был убежден, что чем важнее тема, тем сильнее должен быть художественный эффект. Конкретный материал фотограф передавал метафорически.
Постепенно характер документатора заставил Ярослава Новотного перейти от метафоры к конкретной ситуации. В то же время избранный им путь вел его к поискам такой тематической области, где исключительность одновременно является логикой. Так он пришел к фотографированию цирка.
Решение это было продуманным, отнюдь не легкомысленным. Новотный знал, что как любитель он натолкнется на многие препятствия. В его распоряжении было только его свободное от работы время, в котором самые большие возможности предоставлял принесенный в жертву отпуск. И установление контакта было для фотолюбителя твердым орешком, не говоря уже о доверии и желании представителей сложной и ответственной организации цирков. Поэтому первые усилия были посвящены возможности проникнуть от внешних впечатлений к более или менее глубоким познаниям. И уже через какое-то время стало обнаруживаться, что он хорошо определил путь, который одновременно принес передачу сначала как бы преувеличенного представления о некой художественной документации цирка со всем, что к нему относится.
Наряду с необходимостью добиваться доверия и возможностей доступа, у Новотного сыграла счастливую роль свойственная ему черта глубоко внутреннего отношения к теме, проявлявшаяся с первых шагов в фотографии. Ярослав Новотный всегда знал, что тема формируется через позицию автора, его индивидуальное и общественное сознание. При фотографировании цирка индивидуальное сознание Новотного направлено на отдельного человека, на его роль в этом трудном мире, где все без обмана, — в мире циркового искусства. Свое общественное сознание он проявляет показом совершенно новой задачи циркового искусства в контексте нашей сегодняшней культуры. В обоих случаях преобладает склонность к социальному документу.
Весной 1980 года Ярослав Новотный выставлял свои фотографии цирка в Праге под покровительство организации «Чехословацкие цирки и варьете». Открывал выставку ее директор. Другими словами, крепость была взята. Тот факт, что цирк фотографирует любитель, что все это — вопрос его времени и денег, трудностей и энтузиазма, остался в стороне. Гораздо более существенно то, как Новотный решает уже упомянутые трудности и сложности избранной темы.
Волшебство цирка начинается установкой шапито и кончается его разборкой. Вся же жизнь движется по кругам: арена, окруженная амфитеатром скамеек и заключенная в гигантскую палатку, которую в свою очередь обнимают расставленные вокруг нее жилые вагончики. Внешний круг образуют любопытствующие всех возрастов. Так можно было бы в общих чертах выразить идею понимания темы автором. Его цирковой мир начинается у тех, кто ставит шапито. Они напоминают ковбоев, закуривающих сигарету где-то в прерии, которую через несколько минут начнут возделывать и превращать в цирковой городок.
Репиновский мотив с переносом мачты на плечах говорит о способности Новотного преображать конкретный документ в художественное выражение. Это же можно отнести ко всему, что привлекает автора в цирке. Его фотографии реалистичны, часто критические и напоминают лишь слегка беллетризированную литературную фактографию. И все-таки они поэтичны поэзией будничного дня: черно-белый контраст повседневности и праздничности, грациозных жестов и тяжкого труда, мечтательных рассветов в окнах вагончиков и рабочих вечеров с постоянно напряженными нервами, обычных минут, преображающихся в малые радости и праздники без рефлекторов, как, например, букет в руках маленькой девочки, а может быть, всего лишь сигарета в минуту передышки.
Главный способ передачи лирических настроений видит Новотный в самой сущности фотографии, в ее противопоставлении черного и белого. Этим контрастом он смягчает преобладающую полутень, очерчивает линии лошадиных шей. Сложность он решает через простоту. Реже всего фотограф находится на торжественно освещенной арене. Там он ищет скорее кульминационный момент к своим фотографиям из жизни людей и животных в их специфической взаимозависимости.
Взгляд Новотного на цирк как бы из отдаленности, с позиции любопытного зрителя, наполнен романтикой, которую цирк пробуждает в нас снова и снова в каждом возрасте. Существует только одна возможность превратить увлечение в профессию, аргумент - в идею: это одержимость, столь хорошо знакомая именно людям, связанным с цирком. Из одержимости также рождается особая привязанность, любовь, верность. Это не сентиментальность, это жизненная философия. Его циркачка, уходящая с арены, и деталь лица клоуна с «улыбающимся» гримом и проступающей грустью - все это фотографическое выражение данной философии. Если вас заинтересовала данная статья, то возможно это будет вам тоже интересно:

 
Яндекс.Метрика