Фотограф Уолкер Эванс

Творчество Уолкера Эванса в нашей стране сравнительно мало из-вестно, хотя, рядом с более популярной Д. Ланг, это один из самых значительных социальных фотографов 30-х годов. С. Сонтаг написала о нем: «...если не самый большой американский фотограф, то уж во всяком случае самый большой фотограф Америки».
В начале Эванс занимался главным образом литературой, посещал несколько университетеов, около года провел в Париже, где в книжном магазине С. Бич часто встречал Джойса, но предпочитал читать Флобера, вел богемный образ жизни. В 1928 г., начав фотографировать, отверг как уже коммерческого в то время Стейхена, так и чересчур артистичного Стиглитца. Заинтересовала его анонимная журналистская и видовая фотография. Он решил стилизировать этот вид фотографии и сознательно стремился к безличной форме фотографического творчества. В 1930 г. он увидел фотографии Атже, познакомился с Л. Кирштейном, Г. Крейном, Б. Шайном, Р. Штейнером. В 1931 г. снимал бостонскую викторианскую архитектуру. С конца 1935 г. полтора года работал с Р. Стайкером, автором известного проекта «Фарм Секьюрити Администрейшн». В этот период возникли его самые известные работы, вышедшие позже в монографии Л. Кирштейна «Американские фотографии» (1938, 1962 гг., вместе с выставками Эванса в Музее современного искусства) и в книге т наемных крестьянах . «Let Us New Praise • Famous Men» (1941, 1960, i966 гг.). В последующем творчестве Эванса наиболее значительной была серия фотографий пассажиров метро, снятых скрытой камерой, с которой тематически свободно связаны фотографии прохожих на улицах Чикаго (1939—1947 гг.). Эти фотографии предвосхитили лучшее, что появилось в репортажной фотографии 50-х годов, кроме того, их можно воспринимать, как параллель к современному течению в живописи «новая фигурация». В 1945—65 гг. Эванс создал около 40 фотоэссе для журнала «Форчун». Последние 25 лет он фотографирует в основном интерьеры и неживые объекты, последнее время — в цвете.
В период между двумя мировыми войнами фотографии Эванса выглядели почти старомодно рядом с авангардным творчеством. Сегодня в американской фотографии Эванс поднят на пьедестал пророка. На него ссылался поп-арт, и еще с большим основанием это мог бы сделать суперреализм.
Произведения Эванса лишены эмоций и «точны, как полицейское уведомление» (Шар ко веки). В нем очевидно доминируют два сюжета: обыкновенные люди и анонимный мир, созданный человеческими руками, архитектурные интерьеры и экстерьеры с рекламами. Д. Шарковски и С. Сонтаг в унисон заявляют, что творчество Эванса совпадает с гуманистическим мировоззрением У. Уитмена. Замечание о том, что только благодаря Уитмену американская фотография нашла красоту простой реальности, вполне справедливо. Сонтаг, вероятно, не без оснований, считает Эванса последним великим фотографом, работающим в духе традиций Уитмена, и одновременно первым, кто утвердил (по сравнению с прежним эйфористическим подходом, особенно характерным для Стиглитца) сдержанный, внешне ничем не примечательный стиль. В этом отношении Атже справедливо упоминался как предшественник Эванса, а в более широком смысле — и анонимной документальной фотографии, традиции которой Эванс сознательно продолжал. Однако Эванс добился большего: снимки его отличает стиль, их очарование — в сочетании ярко выраженного крупноформатного веризма с образностыр фотографии.
Уолтер Эванс наиболее последовательно развил импульсы разностороннего творчества Поля Стрэнда 10—20-х годов, имевшие значение для фотографии документальной. Именно Стрэнд подсказал Эвансу портреты людей, архитектуру и свое понимание конструкции фотоизображения. Стрэнд, однако, мало фотографировал Америку, а Эвансу с его невероятно скупым и утонченным стилем удалось запечатлеть наиболее существенное в ней, предвосхитить с помощью новой структуры фотографического образа современную сенситивность искусства.

 
Яндекс.Метрика