Редакционная беседа с Геннадием Колосовым

Геннадий Колосов — один из ведущих представителей современной советской фотографии. Читатели «Ревю Фотография» уже давно знакомы с ним по опубликованным снимкам. В ноябре 1975 года он стал председателем Всесоюзной фотографической комиссии Союза журналистов СССР, а это значит, что этот молодой талантливый человек является сегодня официальным представителем советской фотографии. Поэтому во время пребывания в Москве мы поинтересовались его взглядами на некоторые вопросы и рабочими планами: Когда члены нашей редакции узнали о Вашем новом посту, они испытали одновременно радость и некоторые опасения: радость потому что Вас знают как прекрасного фоторепортера с ярко выраженным творческим взглядом, который именно на этом ответственном месте будет, бесспорно, много значить для фотографии, и опасения в том смысле, не потеряет ли советская фотография в своем практическом проявлении одного из лучших молодых репортеров»

Как Вы думаете, останется у Вас время для того, чтобы заниматься собственной фотографической работой?

Мне очень трудно совмещать эти две работы — общественную и профессиональную, но я надеюсь, что со временем это уладится, потому что мне ясно — если я не буду сам работать как фоторепортер, то рискую оторваться от проблем и событий. Я думаю, точнее верю, что после того, как будут преодолены определенные организационные и технические трудности обеспечены соответствующие предпосылки, я смогу посвящать больше времени собственной фотографической деятельности. Я хочу и в дальнейшем оставаться фоторепортером журнала «Огонек».

Каковы Ваши цели как председателя Всесоюзной фотографической комиссии?

Мы не начинаем на пустом месте: в нашей стране есть, бесспорно, прекрасные фотографы, существует действительно массовое любительское движение, наша фотография с самого начала играет важную общественную роль, мы поддерживаем богатые международные связи. В последние годы особенно возрос интерес к фотографии, а это, естественно, означает и рост задач и объема работы организационного центра фотографии, каким является Союз журналистов СССР. А поскольку именно на Союз журналистов замыкается все фотодвижение в нашей стране, это создает определенные проблемы: организация всесоюзных и международных выставок, выставок разных: персональных, жанровых, тематических, салонов» фестивалей фотоискусства, вопросы фотографического образования и особенно подготовки молодых профессиональных фотографов, постепенная организация кафедр фотожурналистики в университетах страны.

Как готовятся в СССР бильдредак-торы и какова вообще форма подготовки специалистов в области фотографии?

Бильдредакторов пока еще не готовит никто. Как правило, это или подвижники, или люди» пришедшие из смежных профессий. Что касается подготовки фоторепортеров, уже были организованы небольшие группы фотожурналистики на факультетах журналистики в Москве, Вильнюсе, Тбилисе, Киеве. Тенденция такова, чтобы при всех факультетах журналистики в университетах организовать отделения фотожурналистики. В Москве уже некоторые выпускники специализировались по фотографии и защищали дипломы на соответствующие темы. К ним, в конечном итоге, могу я причислить и себя» хотя и не окончил отделение фотожурналистики, которое в то время не существовало, но я защищал диплом по проблемам, связанным с фотокнигами. Кроме университетов, очень успешно работают у нас общественные учреждения — Институт журналистского мастерства при Центральном доме журналистов и Центральный фотолекторий, вокруг которых сплачиваются лучшие силы наших преподавателей по истории, технике и эстетике фотографии. И здесь, среди слушателей, наряду с фоторепортерами, есть много бильдредакторов, которые совершенствуют свое мастерство.

Есть ли во всех редакциях должность бильд редактора?

Эта должность называется по-разному. Например, в «Огоньке» это редактор фотоотдела, в «Правде» и «Известиях» — заведующий отделом фотоиллюстрации и т. п. Но в каждой редакции есть люди, которые непосредственно занимаются выпуском фотографий на страницы печати. А поскольку ответственность в данном случае чрезвычайно велика в точек зрения на фотографию много, часто здесь возникают деловые конфликты между фоторепортером и бильдредактором.

Какою права билъдредактора?

Отвечает он за окончательный выбор публикуемых фотографий) Кому при-надлежит последнее слово — бильд-рвдактору, главному редактору, ответственному секретарю редакции? В любой редакции окончательный выбор фотографий делается на основе коллективного решения, во, я бы сказал, вопрос чаще всего решается на уровне бильдердактора и ответственного секретаря. Много еще предстоит работы для того, чтобы слово билъдредактора, как профессионала, как человека, отвечающего именно за фотографический уровень того или иного издания, было более самостоятельным, более весомым, более квалифицированным, чтобы бильдредак-тор пользовался большим доверием редакция. Одна из целей работы нашей комиссия заключается именно в стремлении решать вопросы фотографии в печати на самом высоком уровне, привлечь к этой проблеме внимание редакторов газет, их заместителей и ответственных секретарей. Известно, что когда члены руководства редакции правильно понимают задачи фотографии в печати, обычно они находят хороший контакт и с бильдредактором, и с фоторепортерами. Мы отдаем себе отчет и в том, что плохие фотографии чаще всего публикуются в силу их кажущейся незаменимости.
Насколько нам известно, е Советском Союзе уже несколько лет говорится о необходимости создания общесоюзной творческой фотографической организации, которая объединила бы лучших фотографов страны — как любителей, так и профессионалов. Проибретают эти представления какую-то конкретную форму? Думаю, что создание Всесоюзной фотографической комиссии при Союзе журналистов СССР и определение более четких творческих и организационных задач, есть первый шаг. Бели принять во внимание тот факт, что в СССР насчитывается сегодня около 20 млн. фотолюбителей и несколько тысяч профессионалов, и что руководство этой огромной армией фотографов лежит, по существу, на Союзе журналистов, актуальность создания Государственной фотографической организации или фотографического общества, вероятно, очевидна. Такая организация, которая сосредоточила бы всех лучших фотографов и располагала всеми необходимыми техническими, финансовыми и иными возможностями, бесспорно, подняла бы и уровень фотожурналистики.

Каково Ваше мнение в отношении молодой советской фотографии?

Мне кажется, что основное стремление молодых фотографов — освободиться от пут фотографического красноречия, видеть мир специфически, фотографически, развить острый фотографический язык, создавать фотографии правдивые, без лакировки. Они хотят, чтобы в их работах проявлялись те качества, какими она отличается от остальных видов искусства — т.е. способность запечатлеть мгновение, информировать, дать подлинное свидетельство о событии, о времени, в каком они живут.

Думаете, что они в достаточной мере стремятся к творческому подходу к ОПКету, что их работы обладают также эстетической ценностью?

По-моему, безусловно, хотя, конечно, речь не идет об эстетствующей фотография, скорее наоборот. Тенденция к живой фотографии, к документу весьма сильна. Но эта тенденция имеет всемирный характер.
В фотографии, я считаю, это вопрос жизни.

Чем, по Вашему мнению, отличается советская фотография от фотографии других стран?

О ее специфических чертах было сказано у оке мною и на страницах Ревю Фотография, но что думаете по этому поводу Вы, советский фотограф и официальный представитель советской фотографии ? Мне пришлось как-то перелистать журнал «Советское фото» с 1925-го года (тогда еще «Пролетарское фото»). В тот период были заложены основы и особенности советской фотографии. С самого начала наша фотография имела революционное направление — она не размышляла, не была пассивным наблюдателем, но активным общественным фактором. В кино в то время появились Пудовкин, Эйзенштейн, в фотографии— Родченко, Шайхет, Игнатовичи др. Тот период знаменовал очень много для дальнейшего развития фотографии. Ее лозунгом стала правдивость, гуманизм, боевитость. Другим большим и важным этапом развития явилась Великая Отечественная война, когда возникли произведения, которые до сего дня вызывают изумление. И одна из самых характерных черт, постоянно сопровождающих советскую фотографию на протяжении всей ее истории, — это неустанный интерес к человеку, к его труду. И основной темой нашей фотографии является тема труда, тема созидания Вообще фотографию мы понимаем у нас как важный политический и общественный фактор.
Узко много лет Вы поддерживаете рабочую и дружескую связь с нашим журналом. Имеет эта связь для Вас какое-либо значение? Мне кажется, что с первых номеров, которые мы получили, «Ревю Фотография» создавало дружеские отношения между советскими фотографами и фотографами не только чехословацкими, но и из многих других стран. Я ценю прежде всего тот факт, что журнал всегда занимался всем широким спектром фотографии в мировом масштабе, всеми фотографическими жанрами, самыми разнообразными направлениями, но при этом принципиально поддерживал фотографию прогрессивную, реалистическую, гуманистическую, рассказывающую человеку о человеке. В особенности это 4 относится к последним годам, когда «Ревю» еще больше приблизилось к этому и все более ясно указывает, что фотография не может замыкаться сама в себе, а, наоборот, должна комплексно запечатлевать окружающий нас мир, содействовать взаимопониманию между людьми и народами. Мы же, профессионалы, весьма ценим журнал за его стремление поддерживать творческую фотографию, неустанно искать и представлять новые возможности фотографического выражения. (.Беседу вела Даниэла Мразкова)

 
Яндекс.Метрика