Беседа с директором нью-йорской галереи «Уиткин» Ли Уиткином

В чем состоит задача вашей галереи?

Фотогалерея, как и прочие художественные галереи, должна знакомить общественность с областью своих интересов. В этом нам в определенной мере помогает небольшое издательство, выпускающее творческие портфолио фотографов прошлого и настоящего. Уже свыше пяти лет мы уделяем также большое внимание консультациям. В итоге нередко случается, что из молодых людей, регулярно приходящих к нам за советами, вырастают настоящие специалисты. Интерес к фотографии велик — множество молодых людей проводит у нас целые часы — они роются в книгах, рассматривают выставленные экспонаты. Последние являются наиболее ценным вкладом нашей галереи в культурную жизнь. Дело в том, что в прошлом у любителей фотографии не было возможности видеть оригиналы — доступны были лишь их репродукции в книгах или в залах музеев. У нас можно рассматривать целые кипы оригиналов: лишь так можно изучать фотографию.

Что вы покупаете? Что продаете? Сколько зарабатываете?

Как и прочие галереи, мы покупаем как от организаций, так и от частных лиц, отдавая притом предпочтение законченным циклам. Что касается продажи, то здесь следует заметить, что большинство людей покупает произведения искусства как следствие своего общественного положения. Однако этот тип людей фотографии пока не покупает, поскольку фотограф все еще не проник в сознание общественности как художник и не достиг высот Пикассо или Шагала. Поэтому нашими лучшими покупателями являются кураторы музеев, университетов и прочих организаций. Частные лица покупают фотографии либо вследствие глубокого интереса к фотографии, либо потому, что их увлечет определенное изображение, имеющее для них особое значние. К числу наших покупателей относятся также студенты фотографии, которых в США насчитывается около 100 000; почти во всех университетах были введены курсы фотографии, на которых преподается практика фотографии, ее история и эстетика.
Зарабатываем мы, в основном, неплохо. Труднее всего продавать молодежи. Все хотят известных фотографов, зачастую уже старых или умерших. Для них важно лишь одно — известность.

Что в последнее время определяло интерес общественности к фотографии? Существует ли в США фото критика?

Примечательным явлением в современной фотографии можно назвать то, как люди опять начали смотреть на фотографическое творчество. Вековая фотография не считалась ничем особо исключительным до той поры, пока такие люди, как Джон Шарковский, не начали интересоваться ее подлинным содержанием. Смысл фотографии начал меняться скорее из-за расхождения в значении, придаваемом ей сегодня зрителем, чем из-за того что фотографы иначе пользовались своим средством выражения. Общественность наших дней способна воспринимать фотоизображение не только как репродукцию или информацию о действительности,!» в несколько ином значении. Это зависит, разумеется, от образования, психики, характера, жизненного опыта и художественного вкуса зрителя. Нередко, однако, случается, что даже опытных художественных критиков, или людей с изысканным вкусом определенная фотография или все творчество автора могут буквально сбить с толку; порой они признаются мне, что совершенно его не понимают. Это, по-моему, случается потому, что существует убеждение, будто бы здесь недействительны привычные критерии, применяемые в остальных видах искусства. Мне никогда не удалось понять, чего они столь боятся, или что является причиной такой нерешительности в выборе покупки. Может быть, реальный аспект фотографии мешает им найти разницу между самим предметом и его изображением, включающим в себя уже элемент творчества. Я всегда советую им освободиться от предрассудков и общепринятых штампов и смотреть на фотографии просто, веря притом собственному художественному чутью. Мне непонятна потребность самобытного критерия оценки, используемого зачастую в качестве костыля, на который можно опереться. Определенную роль здесь, конечно, играет также недостаток традиции, основанной на почтении к фотографии, а тем самым и пробелы в воспитании способности позитивно оценивать то, что еще не подверглось проверке столетий, т. е. недостаток, с которым в иных областях искусства мы, как правило, не встречаемся.
Следующая интересная черта фотографии заключается в кажущейся простоте передачи действительности, однако даже за самой непосредственной, самой прямой фотографией кроется целая сеть возможностей и вариантов трактовки ее значения. Мы задали нескольким фотографам один и тот же вопрос: Каков ваги взгляд на фотографию и каково ваше отношение к ней? Вот их ответы:
Дуг Гаррнс: Я стремлюсь отражать социальные аспекты жизни. Фотография, как зеркало, способна подчеркивать достоинства, добродетели и, наоборот, указывать на пороки.
Дои Снэйдер: Для меня фотография является непрерывным любовным актом. Порой мне кажется, что она полностью поглотит меня, но, тем не менее, я ухожу в нее с головой, полон восторга. Что приносит мне фотография? Фотографы просто ищут образы, отражающие их чувства. Я вырос недалеко от увеселительного парка на Коней Айлэнд. «Щелкни свою фотографию сам» - эта надпись была в 1У48 году написана огромными буквами на доме, где я работал лаборантом в фотолаборатории. Фотографировались здесь в основном солдаты и моряки со своими случайными знакомками. Вспоминаю, сколько у меня было работы, когда в Бруклинском порту стоял на якоре военный корабль в тысячи моряков прогуливались по городу. Тогда я работал как машина, мечтая о том, чтобы когда-нибудь я смог позволить себе снимать лишь то, что бы мне действительно нравилось.
Мнхаэл Абрамсон: Уже более 60-и лет фотографы занимаются так наз. общественно-идеологической фотографией. Несмотря на множество трогательных, вызывающих боль в сердце, фотографий нищеты и убожества, более половины всего человечества все еще живет в бесчеловечных, унизительных условиях в условиях голода, политического и социального гнета. Фотографам уже пора было бы перестать снимать жертвы и начать запечатлеть борьбу тех, кто встает на их защиту. Не менее важно выставлять напоказ общественности и тех, кто виновен в том, что число этих жертв неустанно возрастает.
Бабетта Мангольт: Как работника кино и фотографа, меня интересует разделение пространства и многозначительность содержания.
Ришард Горовиц: Я думаю, что фотография еще далеко не обречена на гибель, как кое-кто утверждает в последнее время. Наоборот, сейчас фотография присутствует всюду — как иллюстрация в печати, книгах, в рекламе и т. д. У нее есть все предпосылки для дальнейшего развития ... Лично я отдаю предпочтение фотографии перед кинематографией и телевидением, поскольку она позволяет мне заниматься визуальными экспериментами.
Эндн Уэрхол: Фотография стала моей женой.
Джон Стивене: Я, бесспорно, единственный фотограф в Нью-Йорке, чье фотоснаряжение состоит из одного фотоаппарата и двух объективов. Меня называют аморальным, поскольку мои фотографии запечатлевают последнюю стадию дегенерации; в действительности мам интересует визуальная форма психотерапии. Перед человеком необходимо время от времени поставить зеркало.
Акира Кокубо: Фотография является актом видения. Говорить о фотографии для меня в данный момент столь же важно, как говорить о мире и человечестве. Уже пять лет я размышляю о фотографии, стремясь дать ее письменное определение. Это не так просто, поскольку современная фотография, как всякое другое искусство, является определенным социальным фактором, и как только общество признает его, оно его институционализирует. Однако искусство представляет собой момент открытия действительности в форме неповторимой модификации, возникающей как результат отношения художника к этой действительности. Связь между художником и окружающим его миром является основой современного искусства. Фотоаппарат запечатлевает предмет, первоначально находящийся в трехразмерном пространстве. Это, однако, лишь одна из функций фотографии. Фотография может быть как объективным отображением действительности, так и фильтром социальной структуры. Иначе говоря, фотография осуществляет процесс фильтрации действительности, происходящий в человеке во время созерцания окружающего мира. Лишь этот процесс фильтрации придает действительности определенное значение. В этом и состоит сущность фотографии. Интервью для «ф-75» вел Джорджио Урсини.

 
Яндекс.Метрика