В память фото галереи «Профиль»

Летом нынешнего годя в Братиславе после пятилетнего существования закрылась галерея «Профиль». Ходившие в фотографических кругах слухи, таким образом, подтвердились. Галерея «Профиль» была единственной постоянной фотогалереей в Словакии. За пять лет в ней было организовано 36 выставок авторов со всего мира. Их продуманной композиции и самой подготовке из месяца в месяц уделял большое внимание историк фотографии и репортер журнала «Изобразительное искусство»
Людоввт Главач.
Потеря галереи «Профиль» без какой бы то ни было замены означает для словацкой (да и чешской) культурной жизни значительно больше, чем потерю места «дружеских встреч любителей художественной фотографии». Остается лишь с удивлением сожалеть о том, что городской Дом культуры и просвещения в Братиславе, к которому галерея относилась, с непростительной легкостью избавился от своего единственного выставочного зала. От этой легкости пострадал не только он, как об этом свидетельствует аннулирование важной международной фотовыставки и конкурса «Премфото» в Пршелоуче. Очевидно, о Чехословакии как о стране развитой фотографии, было написано столько, что различные инстанции пришли к выводу, что и хорошего лучше понемножку. Жаль. В Словакии, таким образом, нет уже ни одной постоянной фотогалереи, а в Чехии — ни одной значительной международной фотовыставки. Слабая защита нравственности.
В итальянском городе Кастель-фиорентино М. Беттини выставил в витрине своего магазина весьма нескромные фотографии натурщиц, созданные популярным на Западе американским фотографом Л. Кримзом. По настоянию возмущенных граждан полиция снимки изъяла. Против Беттини было возбуждено дело, в котором он обвинялся в том, что 1. выставил непристойные фотографии, 2. вызывающие общественное возмущение, оскорбляющие общественную мораль и растлевающие несовершеннолетних. В июне прошлого года состоялся суд, который после трехчасового рассмотрения дела вынес решение о вине только по второму пункту, оправдав его по первому пункту на том основании, что снимки были признаны произведением искусства. По второму пункту обвинение исходило из закона об охране морали молодежи, изданного в 1960 году, на основе которого Беттини был условно осужден к 40 дням тюремного заключения и уплате 20 тысяч лир штрафа, а также к возмещению судебных издержек. Интересно, что государственная прокуратура требовала оправдания по обоим пунктам обвинения, аргументируя недостатком доказательств.
К вопросу о фотографии в печати.
Одной из форм деятельности пресс-клуба «Фотожурналист» яри редакции ежемесячника «Журналист», издаваемого Союзом журналистов СССР, являются творческие дискуссии, в ходе которых проводится углубленный анализ состояния советской фотожурналистики, дальнейшее успешное развитие которой представляет собой оевнов-ную задачу данного клуба. Как мы узнали из краткой записи, опубликованной в журнале, уже первая дискуссия открыла несколько узловых мест, которые, как кажется, привлекут к себе в ближайшее время повышенное внимание. Ниже публикуется сокращенное изложение точек зрения некоторых участников дискуссии:
Анатолий Гаранин:
Уровень актуальной фотографии на газетных полосах не так высок, как хотелось бы. К сожалению, штампы, кочующие из газеты в газету, живучи и устойчивы. Откуда такое обилие их? Почему очеркисты могут представить массу отличных публикаций на рабочую тему, а их собратья-фоторепортеры — нет? Может быть, печатной фотографии не по силам решение творческих задач, и смысл ее в сухой информационности? Вопрос сложный. Повинны в штампах не только фотографы, поскольку известно, что снимок в газете — плод творчества не одного только репортера. Схемы возникают в редакции до того, как корреспондент отправляется на съемку. Когда мы представляем героя в фотографиях, то часто исходим из известной системы «многоугольника»: работа, культура, общественная нагрузка, быт. В большинстве наших фоторепортажей каждый из поименованных «углов» существует сам по себе, что часто нарушает художественное единство темы, сообщает ей прямолинейность и ло-скутность. Вдабавок возникает другая сложность: вечная борьба за экономию места ведет к тому, что часть фотографий, рисующих героя, скажем, в чисто человеческом плане, выбрасывается вообще. И «многоугольник» теряет один угол за другим. В следующий раз репортер уже исходит из «общепринятых» норм. Появляются разные схемы. Первая: герой (сталевар, токарь Н т. д.) смотрит на вас в упор, искусственно улыбаясь, при совершенно «плоском» освещении. Вторая: герой смотрит в небо с решительным выражением лица в том же «плоском» свете. Следующие схемы — вариации со станком: герой справа, станок слева, станок справа, герой слева и т. п. Говоря о «плоском свете», я имею в виду не только само освещение, но и «плоское» выражение лица, статику, отсутствие внутреннего движения.
Портрет конкретного человека предполагает знание характера, привычек, привязанностей героя. В процессе съемки это требует от репортера психологического подхода. А проблема фотогеничности мне кажется надуманной. Если человек некрасив внешне, нужно найти способ показать его духовную красоту. Это не просто. Тем болеее, что наше понимание событийности исключает всякую сенсационность. Оно ставит перед фоторепортером множество других профессиональных задач: внутреннего осознания трудового подвига, который внешне выглядит подчас весьма обыденным производственным достижением, умения находить яркую зрелищную форму в передаче атмосферы деловитости и спокойствия, передать многоплановость рабочего человека. Путь к этому один — больше изучать героя. Это относится не только к репортеру, но и бильдредактору.
Виктор Ахломов:
Трудно выделить какого-то бильдредактора, который бы полностью отвечал высоким требованиям современной фотографии. Часто еще бильдредактор — человек в редакция мало авторитетный. Если в других журналистских цехах задают тон люди одаренные, яркие, в фоторедакторы порой попадают журналисты не очень-то способные. Мало того, что у нас никто не учит этому искусству, но и еще довольно безразлично относятся к творческому вкладу бильдредактора в общее графическое оформление газеты Чаще всего его просто избавляют от этого вклада, требуя лишь исполнения функции информатора и курьера, передающего в отдел иллюстрации мнение редактора.
На современном этапе нужно по-новому подойти к проблеме фоторедактора в газете. Им в газете должен быть один из лучших журналистов с высоким профессиональным уровнем и авторитетом в редакции. Тогда придет конец штампу. Тогда нам, фоторепортерам, придется поломать голову над очередной съемкой. Тогда на первой полосе, возможно, мы увидим меньше статичных групп и деревянных лиц и, наряду с политическим репортажем, снимки интересных спортивных поединков, выдающихся культурных событий, героев, отмеченных психологизмом и интеллектом. Тогда фотографии-схемы не будут блуждать из газеты в газету, потому что бнльдредактор не будет человеком со стороны.
Антанас Суткус:
Профессиональная подготовка нужна не только фотографу. Представьте себе реакцию М. Шолохова, если бы он узнал, что редактор его рукописи не знает Бальзака, не читал Чехова, впервые слышит о Хемингуэе! А в нашем деле человек, от выбора которого зависит судьба снимка, подчас не знает ни истории фотографии, ни основных тенденций ее современного развития, ни даже фамилий крупнейших фотохудожников. Мы в газете хотим видеть жизнь, а жизнь — это репортаж. Пора кончать с подслащенными фотоэтюдами. Но газета есть газета, и не следует ударяться в другую крайность — каждодневно требовать от нее фотошедевров. Даже отношение к штампу требует разграничения. Штампы тоже бывают разные. Есть штампы, которые порождает незнание предмета, низкий культурный уровень, отсутствие профессионализма. Штамп высокопрофессиональный — это уже не ремесленная поделка, а повторение пройденного на добротном уровне. В литературной информации существуют, так сказать, здоровые штампы — традиционные приемы подачи материалов определенного толка. Если благодаря этим приемам информация наполняется новым содержанием, мы довольны. Так и в фотографии. Не нужно бояться штампа, но штампа высокопрофессионального, сработанного со знанием законов фотографии. На создание актуальной фотографии отводится, как правило, слишком мало времени. Поэтому, чтобы не скатываться до низкого уровня искусственности, фоторепортер должен обладать системой высокопрофессиональных навыков. Если газете нужен оперативный снимок, не будем требовать шедевров, а будем исходить из возможности наполнить новым содержанием систему высокопрофессиональных приемов, а это возможно только при безусловной грамотности и подготовленности фоторепортера.
Владимир Мусаэльян:
Есть большая разница между тем, что привез фоторепортер из командировки я что вышло на газетные полосы. После смерти К. Толстикова была организована выставка его работ. Все были поражены: насколько же работы, тан и не увидевшие свет при его жизни, были хороши! Часто в противоборстве редакционных мнений и вкусов не всегда одерживает верх фоторепортер. И нередко оттого, что ему не хватает «фотографических аргумент тов» - он снял всего два-три «железных» кадра и успокоился. В споре рождается истина. В творческом споре фоторепортера, бильдредактора, секретаря первому будет тем легче, чем более будет он подготовлен как профессионал, как журналист, как художник, как фотограф.
Геннадий Колосов:
Плохие фотографии проходят главным образом по причине их кажущейся незаменимости: жесткие сроки порождают уверенность в том, что любой снятый кадр «закроет тему», а это толкает репортера к стандартным решениям. Отношение редакции играет здесь не. последнюю роль. Если фоторепортер исповедует голый практицизм, значит, в редакции создан для того определенный климат. Безусловно одно: чем выше в нас коэффициент внутренней сопротивляемости касательно достигнутого и более высоки требования редакции к нашей работе, тем меньше будет в газете примеров плохой фотографии.

 
Яндекс.Метрика