Первый военный фоторепортаж

В 1853 году началась Крымская война. В этой «современной» войне впервые сыграли свою роль железная дорога, пароход, телеграф и фотография.
Когда в марте 1854 года на берегах Дуная разгорелись военные действия между русскими и турецкими войсками, появился тут со своей передвижной фотолабораторией для мокрого коллодиевого процесса и Карл Баптист фон Шатмари— придворный художник и фотограф одного румынского дворянина, автор фотопортретов многих румынских и иностранных дипломатов и генералов. Дружеские отношения с обоими воюющими сторонами, завязанные им еще до разгара военного конфликта, позволили Шатмари фотографировать как в русских, так и в турецких военных лагерях; Здесь возникли фотографии, из которых Шатмари составил альбом с 200 снимками. Автор изготовил альбом с нескольких экземплярах, подаренных впоследствии ряду европейских монархов. Один из них экспонировался на Всеобщей выставке в Париже и именно благодаря ему известно, 1 какие снимки были в него включены, поскольку ни один из экземпляров альбома до наших дней, к сожалению, не сохранился. Об этом альбоме упоминает Э. Лакан в своей книге «Esquisses photographiques», изданной в 1856 году.
Этот небольшой альбом был, по-существу, первым военным репортажем, поскольку отдельные дагеротипы, созданные во время мексиканской войны (1846—1848 ), остались практически неизвестными.
В заключении своей книги Э. Лакан пишет: «Альбом Шатмари — это произведение искусства, которое в одинаковой мере будет интересно художнику, поэту и историку. Вдобавок это также одно из замечательнейших творений фотографии, особенно если принять во внимание трудности, связанные с eгo созданием.»
Первый репортаж из мирной Праги.
Освобождение Праги смогли увидеть воочию почти все советские фоторепортеры пока, конечно более неотложные задачи не отвлекли некоторых в это время в другие места Но и те стремились попасть сюда хотя бы на минутку з поскольку освобождение «златой Праги» стало символом разгрома фашистской Германии и конкретным свидетельством того, что войне в Европе пришел конец. Однако мало кто из них пользовался тогда фотоаппаратом.
Может быть, они считали, что их работа уже закончилась, или им не хотелось конкурировать с теми, кто пришли сюда первыми? Так, трое из них признались, что обстановка в то время в Праге была настолько востроженной и трогательной, что они совершенно забывали пользоваться фотоаппаратом...
Анатолий Егоров был исключением. Он снимал войну с ее самых первых дней — был свидетелем боев в Молдавии и на южной Украине, пережил тяжелые дни обороны Одессы, Донбасса и Сталинграда, принимал участие в освобожедении Румынии, Югославии, Венгрии и вместе с войсками 1-го Украинского фронта участвовал в штурме Берлина. Вместе с ними он отправился позднее через Дрезден на помощь восставшей Праге.
В Прагу он вошел утром 8 мая 1945 года. Ему в числе первых посчастливилось запечатлеть на пленру ликующую радость освобожденного города и восторженные объятия пражан с советскими солдатами. Его снимки с панорамой заполненной народом Староместской площади, с местами недавних боев, с надгробным памятником павшему солдату, засыпанным цветами, с пражскими детьми на руках у тех, кого война, может быть, лишила собственных сыновей и дочерей, относятся к наиболее ярким и сильным документам тех волнующих дней.
А. Егоров с честью справился с этой непривычной репортерской задачей, столь отличной от повседневной работы военного фотокорреспондента. Его снимки до сих пор являются ярким свидетельством неповторимой атмосферы первых послевоенных часов в освобожденной Праге.
Фотосборники, посвященные 30-летию освобождения, вышли в большом количестве в Чехии и в Словакии. К сожалению, с переменной надеждой на успех. Особой оценки заслуживает редакция открыток издательства «Орбис» за выпуск трех коллекций фотографий, имеющих большую ценность. Первая, под названием «На пути к дому», содержит избранные снимки советского военного фотокорреспондента Александра Устинова, заснятые во время боев чехословацких воинских частей в предгорьях Карпат и высадки 2-ой чехословацкой десантной бригады, сформированной в СССР, пришедшей на помощь Словацкому национальному восстанию. Вторая, названная«Оран-ки, Суздаль, Бузу лу к», представляет собой фотодокументы о формировании и обучении в СССР чехословацких воинов — участников антифашистского сопротивления, сделанные Героем Советского Союза Ота-каром Ярошем. Третья коллекция фотографий — «Чехословакия глазами советских военных фото кореспондентов»; в нее включены лучшие из доступных снимков советских военных фотокорреспондентов, на которых запечатлено постепенное освобождение нашей страны от Дуклы до Праги. Автор всех трех подборок — наш постоянный сотрудник В. Ремеш, подготовивший также для издательства «Орбис» интересный настольный фотокалендарь, посвященный тематике освобождения.
Отрадно отметить, что издательство «Орбис» своими общественно-политическими публикациями не стремится выполнить так наз. «нужные мероприятия», как это иногда бывает с изданиями по случаю юбилейных дат, а что именно эту тему оно стремится подать по-новому, интересно как по содержанию, так и с фотографической точки зрения.
Американский мотель — иконография потребительского общества
Эту тему выбрал для своего сериала итальянский фотограф Джу-зеппе Пино. Пьер Пасло Прети в журнале «Итальянская фотография» анализирует содержание и значение его снимков. На первый взгляд — это фиксация типично холодного, безличного колорита американского мотеля средней категории: скупость самой необходимой обстановки, гигиена дешевой роскоши технически развитой цивилизации.
Пино отразил эту среду с исключительной точностью. Его критицизм направлен против стерильной анонимности потребительских банальностей. Символическую ценность снимков он обогащает еще и мотивацией из области чувств и идей. Это уже не просто мотель, но и жизненные ощущения человека, который становится одной из бе-зымяных вещей. Фотографии Пино не запечатлевают одни лишь предметы: с помощью своеобразного композиционного оформления на них прослеживаются следы присутствия человека. В открытом холодильнике видно туловище женщины без головы, в краешке зеркала отражается зыбь очертаний перерезнного силуэта женского акта. Вся среда мотелей используется, собственно, для интерпретации упомянутых женских тел. Пьер Паоло Прети следующим образом комментирует фотографии Пино: «И еще — женщина, представляющая собой при встречах на автострадах также традиционный потребительский предмет, выполняющий одновременно две функции: женщина — порабощенная, как безличный, анонимный сексуальный объект, поэтому мы н видим ее без головы, я женщина — потребитель, тоже массовый, неотделимый от стандартной среды вещей, наличие которых диктуется экономической конкуренцией, а поэтому вдвойне лишенная лица».
По словам Претя, Пино представил фотографии, которые хотя и исходят из его личной предвзятости, и, добавим к этому, что он умеет постигнуть и определенную сентиментальную ностальгию пусто ты, и сублимированную эротическую извращенность цивилизации, которая его очевидно привлекает, но в то же время за внешней им прессионистской импровизацией скрывается стремление к более глубокому, целенаправленному и продуманному символизму снимков. Автор достиг удивительного совершенства при слиянии холодного объективно-материального анализа среды с искусственно оформленной сценографией изображения в единый, обостренный символический заряд. При этом он извлек для себя поучение из традиций американской фотографии, которая при идентификации жизненных ощущений и жизненной среды может быть исклчительно беспощадной.

 
Яндекс.Метрика