Фотография – творческая рекламная фотография

Graphis Postern 74(С предисловиями В. Бойе и Л. Молес подобрал и издал фотограф Вальтер Гердег, изд. Grapbis Press, Цюрих, 1974)
Ежегодник, посвященный месту и роли фотографии в рекламе и плакате, издается в швейцарском специализированном издательстве уже ряд лет. Он не только нашел свое прочное место в специальной литературе данного направления, но и имеет свою постоянную форму, которая позволяет, сравнивая с содержанием ежегодников предыдущих лет, проследить развитие этого специального использования фотографии в различных его аспектах. Альманах, посвященный графической форме плаката, как самостоятельной и важной форме изобразительного рекламного творчества, выходит лишь второй раз. Кажется, однако, что и он быстро определился в хорошо продуманной издательской программе.
В плакатном творчестве фотография не играет такой большой и четкой роли, как в других областях рекламы, что объясняется важными причинами. Наши встречи с плакатами бывают мимолетными, ограниченными, к тому же они нарушаются беспокойной средой, что не способствует сосредоточенному восприятию. Поэтому автор должен придать своему сообщению максимальную выразительность, чтобы достигнуть необходимого результата. Плакат, таким образом! предъявляет к изображению некоторые специфические требования: лапидарность формы, четкость шрифта, притягательность, действующие уже на расстоянии. А эти свойства не совсем обычны для фотографии. Наоборот, для нее характерно богатство деталей, которые не действуют одновременно и на расстоянии, а требуют постепенного восприятия близи. Фотография, как правило, многоречива, в то время, как преимущество плаката — в лаконической строгости. Не случайно поэтому в плакатном творчестве применяется фотографика, которая после лабораторной обработки приобретает требуемые для плаката качества.
Но среди более чем 850, работ почти 400 авторов (среди них около десяти авторов чешских и словацких) сравнение фотографии с обычной графикой не выглядит столь однозначно. Современное творчество сопротивляется строгому регламентированию» можно сказать принципиально. Изобразительные средства и методы переходят из одной дисциплины в другую. Поэтому в ежегоднике можно найти немало примеров использования фотографии для плакатов со всем богатством деталей, на которых авторы, очевидно, испытывали границы возможного — как далеко можно идти в поисках нового, оригинального решения. Необходимо также отметить, что, с другой стороны, встречаются и такие разработки темы, которые несомненно были вдохновлены именно фотографией.
Рассматривая второй сборник «Графис Постере», мы видим, прежде всего, буйное изобилие находчивости, которая в большой конкуренции стремится любой ценой пробиться, используя для этого необычность темы или ее обработки. Вполне логично, что в этом стремлении обратить на себя внимание иногда теряется чувство меры, и правильно поступил издатель, представив и такие образцы. Каждый сборник этого альманаха представляет собой как бы взгляд в экспериментальную лабораторию, в которой находятся и нспытываются новые пути рекламной фотографии. Не всегда эти опыты заканчиваются успешно, хотя в первый момент экстравагантность темы или ее обработки действует возбуждающе и, может быть, привлекательно. Время и в этом случае выносит свой непоколебимый приговор, и года часто достаточно для того, чтобы некоторые химеры канули в вечность.
«Фотографик 74» по объему примерно соответствует ежегоднику, посвященному плакатам, но количество демонстрируемых примеров почти на сотню меньше, зато большинство в нем — цветные репродукции на всю страницу. Это богатство тем и идей вряд ли можно разделить на несколько главных направлений и так создать общее представление о современной рекламной фотографии. Впрочем, размеры заметки это полностью исключают. Скорее подходит популярная форма разговорной оценки: Это нужно видеть! Иржи Мацку.
Oeil et Photo («Фотоглаз», факсимиле книги «Фото-ауге», 1929 год, Шен, Париж, 1974.)
Кинга, изданная в 1929 году в Штуттгарте тотчас после проходившей там знаменитой выставки «Кино и фото», имеет для нас не только историческую ценность, она важна и в сегодняшней работе. По этой причине, вероятно, издательство Э. Васмута в Тюбингене издало для парижского «Шеи» факсимиле этой удивительной книги, содержащей 76 характерных для того времени фотографий с теоретическим предисловиемавФранца Рога.
Ее непреходящее значение объясняется тем, что в 20-ыс годы фотографии уделялось особо большое внимание. Она избавилась от влиянии живописных и графических тенденций конца 19 века и очень быстро нашла свое место на широком перекрестке, где скрещивались все пути, позиции и взгляды авангарда художников. Кроме того, ей удалось вновь открываемой техникой съемок познавать саму себя, а найдя новые, специфические для нее изобразительные средства, тут же применять их на практике. Рядом с радикальными экспериментами в области формы стояли: репортаж, рекламная, документальная и научная фотография. Их внутреннее единство подразумевалось само собой и было даже целью в поисках стиля. Это отвечало и тем тенденциям, которые после всех бед и ужасов войны пытались обновить доверие людей в связь культуры с цивилизацией. К этому были направлены и усилия Баухауза, к программе которого, кстати сказать, рецензируемая книга тесно примыкает.
Согласно Ф. Рогу, назвавшему свое предисловие «Механизм и выражение, сущность и ценность фотографии», в истории фотографии были два значительных периода: ее начало и время, в которое жил сам Рог. Все, что было между тем, автор считает проблематичным в результате зависимости фотографии от художественных и графических приемов. Рог безгранично верит в технику и в ее социально-прогрессивные возможности. Он считает, что для возникновения высокого культурного уровня были созданы две предпосылки: во-первых, крупные творческие личности приносили с собой новые мысли и идеи, которые при общем подъеме визуальной культуры были приемлемы, во-вторых, возникли новые технические средства, прежде всего фотография, давшие возможность и «безруким Рафаэлям» участвовать в создании изобразительного языка своей эпохи.
Сегодня, после множества конкретных фактов, мы видим, что подобные прогнозы, полные в свое время оптимизма, кое в чем оказались несостоятельными. Появились новые схемы и штампы. Может быть, это произошло потому, что время от времени прерывалась животворная связь между радикальным индивидуальным самовыражением и часто проблематичной активностью широкой социальной базы, которую имел в виду Рог. И все-таки сегодня в фокусе актуальных художественных идей что-то меняется — нечто, что снова активизирует авангардные идеалы Рога. В художественном мировоззрении появляются течения, способные оценить особенности обычной, прикладной и даже любительской фотографии; ведь даже Рог в 1929 году с восторгом отзывался о том, что на выставке появились и снимки непрофессиональных фотографов. Поэтому в книге мы находим анонимные фотографии, а также обычную агентурную фотографию, в которой Рог видел и ощущал пульс будней.
Большое внимание уделяет Рог защите художественного своеобразия фотографии. Он подчеркивает, что в самом иэображеамом объекте заключены запасы смысловых и изобразительных средств, и в доказательство этому приводит красноречивость и выразительность некоторых природных форм, а также машин. Интерес авангардного искусства к форме ищет поддержки в данном случае у реального мира и именно фотография должна подтвердить это достаточным количеством убедительного материала. При этом Рог не сомневается, что у фотографии есть те же изобразительные возможности, что и у остальных видов искусства. Полемизируя с идеологами искусства конца века, он восстает против романтической утонченности слишком чувствительных душ, которых могут привести в трепет лишь нежные полутона кисти живописца, но в то же время он знает, что в фотографии существуют такие средства, как выбор объекта, освещение и ракурс съемки, как исключительно важные в психологическом отношении качества снимка. Он напоминает: «Скажи мне, чем ты занимаешься, и я скажу, кто ты».
Ф. Рог предоставляет фотографии для выбора две возможности — быть свободной, ничем не связанной игрой в картинках или же служить практическим целям. Интересно то, что он защищает право фотографии исчерпать каждую из этих возможностей до последней степени. Он даже считает — и доказывает это выбором снимков, — что чем радикальнее обе эти области, тем ближе они друг к другу. Это можно считать этическим кредо автора, определяющим стиль всей книги.
Фотографии Рог распределяет в книге по таким разделам: 1. фотография факта, 2. фотограмма, 3. фотомонтаж, 4. фотография в связи с живописью и графикой, 5. фотография с типографией. Рядом с фотограммами Мана Рея мы видим здесь фотомонтажи Г. Гроша и Д. Хат-фильда, Моголи—Надя, В. Гильде-варта, Г. Хех, В. Вертова; М. Эрнест, комбинирующий свои фотографии с живописью, и В. Баумай-стер, комбинирующий их с рисунком, предвосхищая наступление техники «поп-арт». Типографию представляют плакаты Й. Чихольда и Э. Лисицкого, а из чешского авангарда — обложка сборника «Жизнь». Образцы рекламной и промышленной фотографии, как правило, основаны на проникновении графических и конструктивных элементов в реальную среду и реальные предметы. Во всех снимках, сделанных в нормальных условиях (Э. Уэстон, А. Гутшов, Ренгер-Пац), или в снимках с предпочтением популярной тогда техники позитивного негатива {А. Файнингер. М. Надь), чувствуется приоритет формальных элементов. До сих пор очень впечатляющи снимки с птичьего полета, или аэрофотография, напоминающая современную документацию «лэнд-арта». Варианты абстрактных .форм являются целью и рентгеновских снимков, н макрофотографии. Шаровая молния на фоне темного неба и низкого пейзажа напоминает художественный стиль, в котором мысль выражается одним росчерком пера. Но при всем том здесь остается достаточно места для фантастической фотографии, граничащей с сюрреализмом. Одной из самых выразительных точек являются потрясающие примеры полицейской и военной фотографии.
Книга в целом свидетельствует о том, что культурное и художественное поле зрения фотографии в 20-ые годы было таким широким, каким никогда уже не было после. Над этим стоит задуматься. То же самое хотел сказать, вероятно, и издатель. Ян Кржиж.

 
Яндекс.Метрика