Цветной фотографии 70 лет

В 1935 году фирма «Кодак» выпустила в продажу первую цветную пленку «Кодахром». Ее история, по преданию, такова: два студента, Леопольд Годовский (1900 г.) и Леопольд Маннес (1901 г.), присутствовали в 1917 г. на киносеансе, называвшемся в рекламе как «продукция в ярких, сияющих цветах)». Однако снимки показались им нерезкими, а цвета поблекшими. И студенты решили изобрести пленку, которая передавала бы цвета ясно, отчетливо и как можно более естественно. Эксперименты с цветной фотографией, проводимые в начале нашего века и основанные на растровом методе, оказались в тупике. Годовский и Маннес пошли другим путем. Отправной точкой послужило для них открытие возможности смешивания всех спектральных цветов из трех основных: красного, синего и зеленого. Их жизненные пути, однако, разошлись. Годовский изучал в Калифорнийском университете физику и математику, Маннес учился в Гарвардском университете; оба занимались музыкой, нередко помогавшей им зарабатывать деньги не только на жизнь, но и на фотоэксперименты. Именно в этом, и кроется легенда о том, как два технически неграмотных музыканта изобрели многослойную цветную пленку.
В ходе учебы они обменивались опытом, вскоре отказались от физического метода и начали искать истину в химическом процессе. В итоге родился патент на двухслойную цветную пластинку, принцип которой заключался в том, что цветные вещества попадали в соответствующие слои с помощью тщательно контролируемой диффузии лишь после обработки. Эту замечательную идею они использовали и при создании трехслойной цветной пленки. О результатах их работы узнал заведующий исследовательскими лабораториями фирмы «Кодак», который сначала снабдил их всеми необходимыми материалами, а позднее уговорил перейти на работу в лабораторию фирмы, где они и докончили свои исследования. Так 15 апреля 1935 года появилась на свет первая многослойная пленка «Кодахром».
Первоначальный процесс проявления состоял из 27 фаз и продолжался два с половиной часа. Осенью 1938 года он был заменен процессом с 18 фазами, при существенном сокращении времени обработки до 26 минут. Несмотря на многие усовершенствования, принцип этого процесса и сейчас остается, по существу, тем же самым.
Флеш фото
Так назван новый, имеющий около сотни странице испанский ежемесячник, посвященный фотографии, кино и звуку, который начал выходить в издательстве «Коте к» в Барселоне. Журнал поставил своей целью информировать читателей о всем новом и инициативном в стране и за рубежом, давать ясное и объективное представление о современном положении в мировом развитии в данных областях (журнал имеет постоянных корреспондентов в Нью-Йорке, Париже, Лондоне и в Италии), причем он «хочет избежать поверхностных и необязывающих суждений». Критерием выбора для публикации должны быть актуальность и прогрессивное отношение отдельных авторов к политической и художественной действительности .
Журнал предназначен для профессионалов и любителей, с которыми он хочет активно сотрудничать. В первом номере значительное место посвящено фотографии. В предисловии Луис Моррос, издатель испанских альманахов «Котекфлеш» и «Спафото», заявляет, что главной причиной создания нового журнала было стремление помочь развитию и росту испанской фотографии, дать местным авторам возможность сравнения с творчеством фотографов остальных стран, а в квалифицированных статьях, посвященных различным сложным моментам фотоискусства, — поучение и вдохновение для нового творчества. Основным материалом для первого номера послужила обширная подборка снимков авто* ров различных стран, посвященная военной фотографии. Помимо агентурных снимков, были опубликованы малоизвестные фотографии Д. Райена, Ф. Д. Гриффита, Ж. Пересса, Д. Голдена, Р. Капа, М. Рибо, А. К. Брессона и Д. Ро-зена, чью фотографию изувеченного вьетнамского мальчика журнал опубликовал на обложке.
Испанская фотообщественность несомненно будет приветствовать послание, цели и планы журнала, поскольку к двум уже ранее существующим ежемесячникам («Ар-те фотографико» и «Имахен и сонидо»), занимающимся испанскими авторами, добавился новый, с международным направлением. Шеф-редактор журнала Бартоломео Круеллс, подобно Л. Морросу, проявляет значительный интерес к чехословацкой фотографии.
Любительская фотография.
Я часто думаю о наших дискуссиях на тему любительской фотографии. Вы нередко упрекали ее за излишнюю стилизацию. В принципе я с вами согласен, но если глубже задуматься над причинами этого явления и установившимися критериями оценки фотографии, то что же окажется?
Прежде всего: вряд ли можно говорить о стилизации (я имею ввиду «сверхтехнизацию» выражения) у работ с отсуствием каких бы то ни было эстетических ценностей; к сожалению, и такие снимки публикуют фотожурналы, и чехословацкие в том числе. Причина ясна: фотолюбители обычно берут в руки фотоаппарат после окончания своего рабочего дня в цехе, у чертежной доски и т. д., редко начинают фотографировать люди, получившие специальное образование в области искусства. В 90 случаях из 100 они фотографируют плохо и не имеют точно определившегося мировоззрения, лишь примерно пять процентов из них имеют вкус, три процента — воображение и лишь один процент — способность плакать, смеяться, ненавидеть и любить, как маленький ребенок.
Взрослые люди с помощью фотоаппарата «снова учатся говорить». Эта большая радость от того, что они учатся, долго я трудно, приносят с каждым новым снимком чувство усовершенствования и одновременно разочарования. Пока учатся, нельзя их судить слишком строго! Я считаю, что каждый должен освоить весь технический арсенал фотографии, все специальные приемы я только после полного их освоения может посредством фотографии «думать и говорить» в художественных категориях. Только в тот момент достигает эта «злополучная стилизация» максимального коэффициента приемлемой динамики, технического совершенства и изысканного вкуса.
Во-вторых: фотографировать начинают самые различные люди и это, как правило, отражается в их способе самовыражения как в жизни, так и в искусстве. Если их (очень упрощенно) разделить по областям изобразительного искусства, то можно говорить о фотографах-художниках, фотографах-графиках, фотографах-фотографах и фотографах-универсалах (последние наиболее подвержены возможности спекулятивной стилизации).
В-третьих: у любителей в фотографии прямо или косвенно, в содержании и в форме, отражается их главная профессия. фотограф Различные профессии используют разные формы коммуникации, и если это переносится в область искусства, то появляются новые, часто необычные образы и транспонировка (включая стилизацию).
Так можно было бы продолжать до бесконечности. Короче говоря, техническая революция, успехи науки, разнообразные индивидуальные и общественные взаимоотношения оказывают влияние на психологический и технический процесс демократизации художественного творчества, к фотографии же это относится вдвойне. Кино, современная архитектура, интерьер, дизайн, телевидение и фотоискусство — наиболее наглядные представители этого синтеза. Это не моя теория, я лишь позволил себе дополнить ее выражением «фотоискусство» (фотография без искусства меня не интересует), потому что здесь речь идет именно о синтезе науки, техники и художественных жанров.
Давно прошли времена, когда мы признавали лишь классическую фотографию и любое отклонение от нее считали подражанием другим видам искусства. Можно спросить: а где же граница? Но это уже вопрос совсем из другой области — о качестве синтеза (в данном случае — о стилизации). В отличие от всех других изображений, фотоинформация, благодаря своему объективному происхождению, никогда не теряет психологического свойства -достоверности. При этом субъективная интерпретация (тонирование, кадр, деформирование и т. д.) не вызывает у зрителя подозрения, достаточно, чтобы изображение сохраняло признаки оригинала, вызвавшего появление фотографии.
Я уверен, что наши взгляды на эти вопросы очень сходны. Мне приходится встречаться с многими членами клуба, кружков, и я знаю, как они реагируют яа дискуссии о их работах, о судьбах их фотографий. Для многих любителей фотоискусство - святыня. И хотя я нередко сомневаюсь, создадут некоторые из них действительно стоящие снимки, меня восхищает их старание и жажда творчества. Я преклоняюсь перед обоими этими качествами, потому что именно в них много доброго, прекрасного я ценного. Эгонс Спурис, Рига.
Фотоцентр в Чикаго был создан путем перестройки бывших зданий фабрики и склада, стоявших рядом. Организация, взявшаяся за эту реконструкцию под руководством М. Пэлласа, создала в результате проведенных работ две просторные галереи и небольшой выставочный зал в верхнем этаже, помещение для постоянной выставки фотооборудования, помещение для проведения собраний, семинаров и курсов, канцелярские помещения и место для устройства светлой и темной лабораторий. План деятельности центра выглядит очень внушительно. Предполагается провести ряд выставок, организовать лекции и курсы, наладить до-кументационную и архивную работу, а также работу по выпуску специальной литературы. Уже сейчас у входа в здание расположился магазин с литературой по фотографии. Одна из галерей оформлена в традиционном стиле, в другой использованы имевшиеся там строительные элементы: деревянные колонны, балки и каменные неоштукатуренные стены. В этом интересном по оформлению помещении весьма эффектно выглядят фотографии большого формата. После первой выставки, названной «Ангажированный фотограф 2», предполагается познакомить общественность Чикаго с работами Ж. Лартига, В. Скребнеско-го — известного чикагского фотографа моды, В. Эванса и других. Использование бывших промышленных объектов в целях пропа-гандирования культуры вообще характерно для Америки. Возможно, и в нашей стране можно было бы найти подходящие объекты, пригодные для таких целей. Всесторонность чикагского организационного проекта и его успешная реализация очевидно соответствуют значению, которое в американских культурных кругах придается фотографии.
Все началось с открыток. Когда в 30-ые годы Тироль буквально в течение одного дня превратился в туристический магнит, возрос спрос на открытки. Два молодых конструктора с итальянской стороны Альп решили сконструировать автоматический прибор для открыток. Нашелся человек, рискнувший финансировать это предприятие, и недалеко от Больцано возникла хорошо оборудованная типография. Братьев-конструкторов звали Юлиус и фотограф Жильбер Дурст. В настоящее время их имя в фотомире стало понятием. Фирма «Дурст» шаг за шагом расширяла производство, включая в него другие фототехнические изделия, и теперь специализируется по изготовлению увеличителей и частей к ним. В этой области фирма достигла мирового первенства. Ежегодно на ее предприятиях изготовляется 100 тыс. увеличителей, для которых необходимо 15 тыс. различных запчастей.

 
Яндекс.Метрика