Женская фигура и фотография

ЕЩЕ РАЗ НА ТЕМУ «ПРОФЕССИОНАЛЫ ПРОТИВ ЛЮБИТЕЛЕЙ

Глосса о «ловцах успехов», без злого умысла появившаяся в нашем журнале («Ф-72/2»), сверх ожидания привлекла к себе большое внимание читателей, ибо к этой проблеме и сейчас еще возвращаются в своем письме и Л. и Б. Ферешовы. Мы уже подчеркивали («Ф-73/ /2»), что ни в коем случае не имелось в виду ставить наивные и бессмысленные преграды между профессионалами и любителями. С позволения авторов, приводим отрывок из их письма: «Нам кажется что после того как канули в вечность ученые споры о том является или не является фотография искусством, создается новый очаг споров и недовольства. Искусственно и излишне. Говорят что профессионалы должны в любом случае принести снимок, а любители нет. Это правда, да только любитель мало когда отважится предложить редакции снимок столь сомнительного качества, какое отличает зачастую снимки профессионалов. Иногда говорят так же что тот, кто занимается фотографией как профессией, после работы прячет свой аппарат подальше. Но ведь тот, кто на самом деле любит свою профессию занимается ею и как своим коньком как некоторые немногие фотографы-профессионалы и в Чехословакии. И ни одному трезво мыслящему любителю не придет в голову сказать, отмечая их успехи на конкурсах: «Да, хорошо ему работать, ведь он профессионал!» Ибо каждому ясно что профессионал еще не должен быть хорошим фотографом. Тем не менее начинают бить в набат как только фотолюбитель сделает несколько хороших снимков в год и рассылает их потом по всевозможным выставкам. А почему бы ему не посылать их? Разве можно упрекнуть профессионала Д. Бальтерманца в том, что он снова и снова публикует свой снимок «Горе» ? На скольких выставках уже этот снимок побывал? Сколько премий за него автор получил? Разве можно поставить в вину Й. Крулишу; что мы уже несколько раз видели и с удовольствием еще раз увидим его снимок «Радость после получения золотой медали», или снимок А. Пайера «Учитель и ученик» и другие?
С хорошими снимками зритель с удовольствием встречается снова. Трудно сказать, почему именно в Чехословакии в выставочных каталогах лишь изредка встречаются имена профессиональных фотографов. Может быть, участие в конкурсе не приносит им ожидаемого денежного вознаграждения? Или они опасаются конкуренции? В других странах дело обстоит иначе. П. Л. Раот, М. Саволайнен, Э. Погл, В. Ли, Ж. Л. Сьеф, Л. Баолодис и целый ряд других явно не стыдятся за полученные ими медали, потому что им небезызвестно, что премии и почетные грамоты даются за снимки, скажем, приличного уровня. Нам, чехословацким любителям, наши профессионалы могли бы очень помочь. Они сняли бы с нас бремя репутации «ловцов успеха», о любителях перестали бы говорить столько лишнего, а самое главное, они могли бы показать нам, как, собственно, надо фотографировать. Поэтому мы обращаемся к редакции «Ф-74» с просьбой: помогите возбудить интерес к выставкам у наших профессионалов для пользы всей чехословацкой фотографии.»

ПРОПОРЦИИ ЖЕНСКОЙ ФИГУРЫ И ФОТОГРАФИЯ

Чтобы стать достоянием общества, любой идее нужна пропаганда. Это касается не только идеологической этической, но и эстетической области, как например, живопись, фотография, архитектура, а также мода и общепризнанные в какой-то отрезок времени нормы пропорций женской фигуры. Вполне понятно, что в разное время господствуют различные вкусы, взгляды, критерии красоты и т. д., но тем не менее пропаганда по прежнему занимает в этом видное место.
Наиболее понятной формой информации и наиболее действенной формой убеждения является изображение. Не в силу того, что воздействие изображения на людей, так же, как и слова прямо пропорционально частоте повторения (воздействие картины живописца на широкие слои населения по сравнению с фотографическим изображением было намного более ограничено: ведь и классические линии «Махи» Гойи должны были дождаться фотографии, чтобы на почтовой марке стать известными всему миру). Поэтому вполне очевидно, что в пропаганде даже при создании международных норм пропорций женской фигуры фотографии принадлежит почетное, а иногда и решающее слово.
Все художники, изображавшие женщину, начиная с автора Венеры Милосской, включая Тициана и Рафаэля (их натурщицы долго еще считались идеалом красоты) и кончая современными фотографами Лартигом и Гамильтоном, воспевая современных красавиц, фиксировали их в сознании общества как образец женской красоты, как тип. Но возможность массового расширения выбранного типа, наводнения им всего мира получил фотограф.
Фото пропаганда способна добиться того, что лаврами может быть увенчен и менее выразительный женский тип, какой была, например, тоненькая англичанка Лесли Горнби, известная под именем Твигги; на какое-то время она стала образцом модной женской фигуры. Заслуга в этом принадлежит ловкому лондонскому фотографу Латергану. Будто с помощью волшебной палочки ему удалось кардинально изменить существовавшие критерии женской красоты и в течение нескольких дней эта манекенщица была засыпана заказами не только английских, но и зарубежных фотостудий. Бе успех был таким грандиозным, что повлек за собой успех и популярность еще нескольких манекенщиц а ля Твигги: немки Верушки, датчанки Мауд Бертельсен и негритянки Луны.
Прошло довольно много времени, прежде чем Твигги была свергнута со своего пьедестала. Это произошло после того, как победил, и опять не без вмешательства фотографии, общепринятый ныне тип женской красоты, воплощенный в 22-летней манекенщице, датчанке по происхождению, Трилле. Ее размеры (рост 175, вес 58 кг, объем груди 90 см и бедер 92 см) свидетельствуют о том, что предпочтение теперь отдается более полным женским формам.
Как видно, развитие идеального женского типа так же, как и мода женского платья — это в большинстве случаев дело рук фотографа.

 
Яндекс.Метрика