Фотограф Павел Гудец

Пути Гудеца в жизни и в фотографии

Творчество Павла Гудеца — Агасфера является непосредственным отражением его повседиевных забот и радостей, как мало у кого другого. И чтобы проникнуть в мир его фотографий, нужно хотя бы немного познакомиться с его жизнью.
Павел Гудец родился 14 ноября 1941 года в Кысаке в Восточной Словакии. Сам в своей биографии он пишет, что его детство, прожитое в старинном готическом городе Кремнице, было драматическим, он и еще четверо братьев и сестер росли «буйно и без нежностей». В 1960 году он окончил в Зволене строительный техникум, а после военной службы, во время которой он стал интересоваться фотографией, поменял много профессий — от ночного сторожа и рабочего металлургического завода до закупщика антикварных вещей.
Решающим моментом в его жизни стал приезд в Прагу, где он хотел поступить в Академию искусств (ФАМУ). Большой город с его архитектурным богатством и художественными собраниями произвел на впечатлительного фотографа огромное воздействие. Он стал принимать активное участие в студенческой жизни, подружился с художниками, фотографами, актерами, писателями. И, конечно, много фотографировал.
Студенческие годы стали самыми плодотворными в его творчестве. Вместе с Тарасом Кушчинским и Яном Саудеком он стал ведущим представителем чешской «новой волны»в фотографии. Его снимок бабушки с ромашками Антонин Дуфек из Моравской галереи в Брно считает «одним из манифестов, еще связанных с движением американских хиппис «цветы вместо силы», которое было проявлением протеста против вьетнамской войны. Путешествия Гудеца по Европе (Англия, ФРГ, Бельгия, Голландия) и прежде всего учебная стажировка во Франции обогатили его новыми впечатлениями и импульсами. В 1966 году состоялась его первая персональная выставка в фотоклубе на улице Некаэанка.
В 1967 году Гудец принимает участие в выставке «7 + 7» в Галерее имени Шпалы, а еще спустя два года представляет свои работы на тематическую выставку в галерее «Фронта». Часто публикуется в журналах в ЧССР и за границей.
Фотографии, которые возникают в это время, являются, в сущности, записной книжкой фотографа, дневником. Интенсивность его переживаний и внутренняя динамика превращают их в художественные произведения с сильным документальным характером, которые передают не только изображенную действительность, но также много говорят о личности фотографа и времени. Гудец не является простым наблюдателем, он — прямой участник разных событий, но ищет их не потому, чтобы сфотографировать (это для. него вторично), а чтобы присутствовать при этом. Этим он отличается от профессионального фоторепортера.
Фигурные композиции девушек, двойные портреты и акты при всей постановочности и стилизованности отличаются большей непосредственностью, чем тематически подобные артистичные фотографии Кушчинского и других авторов, испытавших влияние этой тенденции. Гудец слишком непосредственен и горяч для того, чтобы в результате его работы с моделью могли возникнуть снимки, холодные своей расчетливостью или судорожностью, возникающей в результате барьера между фотографом и фотографируемым. И если творчество ряда авторов постановочной фотографии во второй половине 60-х и в начале 70-х годов отмечено стремлением выразить определенные романтические позиции, ему эти тенденции чужды.
И хотя он не уходит от драматических моментов, многие его снимки относятся к наиболее жестоким и трагичным в нашей фотографии, в общем работы Гудеца не являются пессимистичными и тем более спекулятивными. Наоборот, они глубоко гуманистические, наполнены совершенно конкретной любовью к человеку. Иногда их животная открытость (в особенности у нережиссированных актов) доведена до крайней границы, в других случаях отзывается дух стилизованного романтизма, свойственный периоду «новой волны»». Но всегда эти фотографии глубоко личны и пережиты.
Профессор Ян Шмок. который характеризовал Гудеца словами «ученик-миф, анфан террибль. таможенник фотографии», написал в 1969 годы на страницах этого же ревю, что «для подхода Гудеца к фотографии и окружающему миру характерно, что самого себя как автора, рассказывающего о мире, он ставит в позицию непосредственного представителя этого мира»». То. что гарантирует качество фотографий Гудеца. — это выкристаллизовавшееся видение автора, субъективность формования собственного переживания, мнений и намерений, которые он непосредственно реализует посредством фотографического творчества. Если в этом случае решающей чертой является эмоциональность творца, непосредственность, тогда выбор темы является второстепенным, ибо решающим и объединяющим элементом является личность автора. С этой точки зрения можно объяснить и широкий тематический диапазон мастера, распростирающийся от живого документального творчества, через постановочную групповую фотографию, пейзаж к портрету, акту и натюрморты. В количественном отношении портрет занимает первое место. Натюрморт отличается самой большой стилизованностью и находится лишь в кажущемся противоречии с живой фотографией.
Творчество Гудеца имеет много общего с творчеством Яна Саудека. Сегодня трудно выяснить, кто из них первым начал раскрашивать свои черно-белые снимки. И если этот формальный элемент стал одним из стилевых признаков творчества Саудека. Гудец создал всего несколько работ такого характера. К сожалению, несистематичность ему присуща. Так, он создал ряд фотографий, которые ознаменали дальнейшее развитие этого вида искусства, тем не менее, именно благодаря упомянутой несистематичности его значение в 70-е годы, когда Гудец лерестал заниматься творчеством на свободные темы с прежней интенсивностью, было преодолено целенаправленной и систематической работой других, которые иногда просто углубляли набросанные им идеи. Павел Гудец обратился к цветной коммерческой фотографии, в которой преобладают натюрморты из цветов. В течение короткого времени он достиг в этой области большого мастерства. В его стиле начали работать и другие фотографы, например, Ян Пикоус. Отношение к природе, пробужденное в детстве в родной Словакии, культивированная восприимчивость и внутренняя потребность гармонии ведут к созданию натюрмортов, близких по стилю к модерну (что проявлялось уже ранее в портретах) и тонкому символизму типа картин Редона. Типичной для свободного творчества является, наряду с изобразительным качеством фотографии, и определенная причудливость, с какой он составляет свои натюрморты, так же, как и попытки вызвать ощущение меланхолии.
Цветные натюрморты Гудеца не возникают в рамках современных тенденций этого жанра, служат прежде всего коммерческим целям и предназначены для массового потребления, но в условиях пересыщенного техникой мира они отвечают внутреннему стремлению человека к красоте, покою и поэзии. Но и в общей массе работ такого характера возник ряд снимков, которые по своему уровню значительно превышают стандарт открыточных „натюрмортов".
С половины 80-х годов начал Гудец фотографировать свои свободные. на этот раз черно-белые, натюрморты деревянной камерой на формат негатива 18 на 24 см, с которого делает контактные копии, техническое совершенство которых отвечает его требованиям к точности изображения.

ПЕТР БАЛАЙКА

 
Яндекс.Метрика