Старое и новое лицо Татр

Старое и новое лицо Татр

Татры. Эти горы сыграли и продолжают играть большую роль не только в словацкой, но и польской культуре. Они по-разному вдохновляли многих известных представителей искусств.
Суровое величие и фольклор, богато развернувшийся в предгорьях, давали лишу поэтам, писателям, музыкантам и художникам. Казимерж Пжерва Тетмаиер и Владислав Оркан, Мечислав Карлович и Карол Шимановски, Валери Эльян и Ян Гвальберт Павликовски, Войцех Герсон и Станислав Виткевич (Виткаци). Владислав Хасиор. Это лишь несколько имен из большого списка замечательных художников, временно или постоянно живших в польских Татрах и именно там — в Закопано и в окрестных деревнях — творивших свои, часто лучшие, произведения.
Интерес к этому горному массиву проявляли и проявляют польские фотографы. Первые из них появились со своими тяжелыми деревянными камерами уже в половине прошлого века.
О фотографических экспедициях краковского художника Авита Шуберта в Татры вспоминает аптекарь из Плоцка Александр Мацеша — первый историк польской фотографии: «... В 1871 году он начал успешно фотографировать виды Пиенин и Татр, что было связано с немалыми трудностями и расходами: ведь в каждой экспедиции принимало участие 6—8 местных жителей — носильщиков и проводников, поскольку растворы в бутылках, приборы, объективы, стекла и все фотографическое оборудование нужно было носить в горы в ящиках на спине ... Во время последующих экспедиций в 1877 и 1878 годах он использовал резиновую палатку и переносную фотолабораторию, что позволяло ему быть в горах 10—14 дней. Ежедневно посылал в Закопане двух человек за провиантом».
Что привлекало туда фотографов? Видимо, не только девственная природа и красота скалистых утесов и тогда еще не попранных человеческой ногой вершин, окутанных легендами, сильно волнующими фантазию, но также непередаваемое волшебство гор как таковых, всех гор.
Я знал, что прекрасные коллекции старинных фотографий Татр находятся не только в собраниях музеев, но также в частных руках. Это заставило меня начать работу над подборкой большой коллекции оригинальных снимков татранских пейзажей на основе сохранившихся материалов с 1878 до 1938 года. Результатом явилась первая выставка такого рода в истории польской культуры, показанная под названием «Татры в старинной фотографии» в Еленя-Гура (в рамках III бьеннале фотографии гор), а потом во Вроцлаве, Закопане и в Варшаве.
Старейшие фотографии на выставке, содержавшей более 200 работ, были созданы известными пейзажистами XIX века, прежде всего Авитом Шубертом и Станиславом Би-. заньским. Их снимки, сделанные деревянны-ми крупноформатными аппаратами на стеклянных пластинках, отличаются очень тонким рисунком и глубиной резкости. Копии изготовлялись преимущественно контактным методом. Кадры отвечали требованиям точного документа. Преобладали широкие панорамы долин, группы вершин, снятых издали с необходимым почтением к величию природы.
Но они не были пионерами татранской фотографии. Первым механически запечатлевал виды Татр в 1859 году прекрасный фотограф-портретист из Кракова Валери Ржевуски. Но его работы не сохранились (они известны лишь по репродукциям в иллюстрированном журнале). Поэтому самым старым оригиналом считается снимок «Площадь Закопана», созданный в 1860 году Милетиу-вом Дыткевичем. Этот исключительно красивый снимок является собственностью Тагранского музея и изображает старинный маленький костел в Закопане и несколько горных халуп на фоне Западных Татр.
Видение и фотографирование гор изменялось по мере популяризирования туристики и с появлением в продаже фотоаппарата на средний формат. За этим последовало расширение любительских фотографий «на память». Одним из тех, кто приблизился со своей камерой к узким татранским гребням и вершинам, был Валери Эльяш — художник, один из основоположников Татранского общества, организатор службы проводников и постройки горных домиков, который начал фотографировать в возрастве 54 лет. Фотографии служили ему и точными «этюдами» для будущих живописных картин, хотя одновременно некоторые его фотографии появлялись в форме популярных открыток.
Эльяш был, в сущности, первым татранским фотографом и репортером-энтузиастом, хотя на рубеже веков все больше фотолюбителей запечатлевало увиденные пейзажи «на вечную память». Был между ними и 14-летний Станислав Игнац Виткевич — будущий известный художник и театральный деятель, известный в теории и философии, вечно провоцировавший общественность и не склонявшийся перед искусством. Но тогда, в 1899 году этот подросток был увлечен волшебством «черной коробки», позволяющей точно скопировать горный пейзаж на фотографию.
В начале нашего столетия в Татры начали ходить с аппаратами и альпинисты. Частым мотивом стала деталь, например, изрезанные склоны. Замечательной личностью этого периода стал известный композитор и татранский альпинист Мечислав Карлович. Вот что написал он в письме от 24 февраля 1907 года своей знакомой: «Не знаю, дождусь ли я когда-нибудь популярности как композитор, вероятно, нет. Но как татранский альпинист-фотограф я уже добился уважения. Меня просят сделать копии моих снимков, «Татранское общество» заказало их множество для «Памятника» этого года. Ввиду столь неожиданного успеха вообще не исключено, что я иэменнию профессию, запру свою музу в комод и переориентируюсь на профессионального туриста-фотографа. Вы, вероятно, будете смеятсья, но я должен вам сказать, что уже сейчас тщательно готовлюсь к нынешнему туристическо - фотографическому сезону. Впрочем, это и есть первая ступень к изменению профессии».
Карлович считал, что в горы нужно идти «с ясно определенным стремлением искать впечатления в первую очередь эстетические». Исходя из этого убеждения, он делал не только документальные пейзажные снимки, но также художественные, ибо умел совмещать педантичность с исключительной творческой оригинальностью. По его стопам шли и другие. Во втором десятилетии нашего века фотографы, сознавая художественные цели нового вида искусства, все чаще пытались индивидуально формировать изображение на пленке. Творчество Карловича представляет собой определенную временную границу между старшей татранской фотографией, основанной на механической ловкой иллюзии, и фотографией художественной, отражающей авторское видение. Строго времени в фотографировании Татр творчество преобладает над простым воспроизведением их пейзажей.
Создание художественно осмысленных видов богато расцвело в период между двумя мировыми войнами, в особенности в работах таких творцов, какими были Анто-ни М. Вечорек или Витольд Ромер. Оба отдавали предпочтение простой, но всегда элегантной композиции, любили утонченную форму при сохранении ее первозданности. И если Вечорек сосредотачивался в первую очередь на детали и тонкую передачу вале-ров светотени в мотивах, насыщенных солнцем, Ромер обычно создавал широкие кадры и стремился придать им синтетическую форму, используя при этом, помимо|проче-го, цветной Цперевод и|изогелию. Поэтому с прозрачных кадров Вечорека дышит тишина и ничем не замутненная чистота статичной постоянности природы, а с фотографических изображений Ромера — динамическая сила, скрытая в необычном видении природы, которую он оживляет. И хотя их творческие методы многое отличает, кажется, что произведения обоих фотографов объединяет что-то общее — лиричность.
Из этого краткого обзора истории старинной татранской фотографии в Польше следует еще один момент; гармоничность форм вершин и суровость рельефа их массивных склонов переносили на белую или цветную фотографическую бумагу не профессиональные или «воскресные» фотографы, а образованные художники, который использовали свой талант прежде всего в иных областях искусства, а также известные представители мира науки и культуры. Шуберт, Бизаньски, Эльяш были художниками. Карлович — композитором, Виткевич — всесторонним и универсальным деятелем искусств, Вечорек — доктором музыкальных наук. Ромер (сын известного географа), будучи фотохимиком, запатентовал в 1932 году в швейцарской «Камере» технику изогелии, которую он изобрел, в дальнейшем был профессором Вро-цлавского высшего технического училища.
Успех выставки «Татры в старинной фотографии» привел к тому, что ко мне обратился директор Татранского музея с предложением подготовить к 100-летней годовщине этого известного центра, которая будет в 1988 году, продолжение этой экспозиции, где бы были представлены уже более новые работы — те, что появились после 1945 года. Как и на предыдущей, здесь будут выставлены лучшие работы двадцати авторов, среди которых будут как известные мастера, так -и представители более молодых поколений польских фотографов. Название выставки будет «Татры в новой фотографии». Она покажет современное видение татранского пейзажа.

ЕРЖИ ОЛЕК

 
Яндекс.Метрика