Фотограф Карел Куклик

Фотограф Карел Куклик

О фотографе Кареле Куклике пишут уже пятнадцать лег. Он принимал участие в десятках выставках в Чехословакии и за рубежом, его работы представлены в собраниях брненской Моравской галереи, Музея современного искусства в Нью-Йорке, Национальной библиотеки в Париже, он известен также по ряду персональных выставок и прикладной фотопублицистике. С 1977 года Карел Куклик пять раз выставлял фотографии Шумавы, в последний раз — избранные произведения из своего шумавского творчества с 1972 года.. В ходе минувших лет появились и его большие фотоальбомы, выпущенные пражским издательством «Панорама», под названием «Шумава».
Пейзажная документальная фотография имеет у нас традиции, неразрывно связанные с экспериментальными творческими течениями всей чехословацкой фотографии. Исторически слитный с национальной культурой характер природы и ее типичных областей формировал чешскую пейзажную живопись, и признаки этого перешли в классическую фотографию. Лиризм чешского пейзажа вел к подчеркиванию природы как нехудожественного эстетического явления, требовавшего для достижения экспрессивного воздействия фотографии тонкого чувства и восприимчивой документальности. В тридцатые годы современная чешская фотография начала заострять внимание на материальности, разнообразии форм природы, глубокой взаимосвязи природы с ее социальным характером. Потом на пейзажную живопись в фотографии стало частично влиять кино, стараясь выразить некую внутреннюю сюжетность той или иной темы.
Возрастающая количественная продукция прикладной фотографии все больше и больше обращалась к краеведческой документальности или, по крайней мере, к общему интересу к природе, а коммерческие успехи такого творчества способствовали появлению значительной серости и однообразия, особенно в фотографических изданиях «Шумава» Куклика бесспорно преодолела это публикационное предпринимательство.
Она появилась не как заказная тема или конъюктурная возможность, а как результат длительных поисков автором смысла фотографирования в целом. Точнее говоря, эхо один из результатов. В начале вышеназванного пути неискушенный Карел Кук-лик отреагировал в едином порыве со своим поколением художников на психологические проблемы второй мировой войны. Paзумеется, что свое влияние оказали и художественные тенденции того времени, однако авторский почерк Куклика быстро решил вопрос о своеобразном характере периода художественного имажинизма в его фотографическом творчестве, отражающем, кстати, с самого начала в философских размышлениях искреннее отношение автора к природе.
Имажинистские пейзажи Куклика постепенно локализируются и тем самым конкретизируются. Одновременно с последним циклом «Пейзажи возвращения» Куклик разрабатывает план включения в творческую программу свободной темы «Шумава». Фотограф обнаруживает конкретные черты своих имажинистских снимков в сумрачности шумавских настроений и в специфической реальности их природных фактов. Его привлекают прежде всего торфяные болота, реки, озера, причудливый ландшафт девственного леса, меланхолия шумавских панорам. Внутренний мир Куклика, раскрывавшийся до сих пор лишь в параллелях пейзажных понятий, находит почти конкретные отзвуки в шумавской атмосфере.
Как выставочное целое, первое подобие шумавского творческого периода было названо «Вариации на тему Шумавы». В нем преобладали детали зарослей, доминировали субъективные природные натюрморты, привлекали драматичность и таинственность природных притчей. Но Куклик охватил вскоре все культурное наследие этого края. Не только природное, но и историческое, а общественные факты в самых типичных объектах наполняли его творческими импульсами.
Первоначально чисто художественный повод для фотографирования Шумавы все больше и больше превращался в общении автора с коренными жителями и специалистами, с литературой и изучением средств изображения, в стремление к художественной документальности. Карел Куклик невольно, но по логике вещей примкнул к внутреннему подходу, к пейзажной документальности Карела Плицки. «Шумава» Куклика — это не краеведческий обзор, а исторический документ нынешних проявлений творческих усилий современной чешской фотографии. Свидетельством тому — прежде всего общие виды шумавской природы в цветном изображении.
По ранним циклам Куклика мы знали этого автора в первую очередь как анализатора, чьи детали четко выражали характер целого или искусственно вызывали в зрителе осознание среды. Куклик очень любит такой вид метонимии, но в книге о Шумаве использует его отдельно, наряду с информационными целыми, как бы уточняя или придавая окончательную форму своему замыслу. Так он сознательно подчеркивает свой принципиально художественный, специфический подход фотографа к теме. Именно в этой книге следует выделить целое и полудетали как интересное с фотографической точки зрения, своеобразное повествование о Шумаве, чьи панорамы в действительлности фотопластически довольно невыразительны по сравнению, скажем, с Крконошами.
В цветных снимках Куклик демонстрирует свое близкое отношение к видению живописца. Он отнюдь не отказывается от склонности фотографического цвета к натурализму и не исправляет его насильно. Свое мнение автор выражает неукоснительным соблюдением сочетания цветного содержания с содержанием подаваемой информации. Удивительна и взаимосвязь между включенной в издание резьбой по дереву Йозефа Вахала и снимками Куклика, запечатлевшими типичную красочность восхитительных уголков шумавской природы.
Вообще, к преимуществам этой книги о Шумаве относится эстетическая и хорошо сбалансированная пропорциональность между фотографией черно-белой и цветной. Определенная роль цвета очевидна в главах «Памятники» и «Народный дом». Это еще раз доказывает, что Куклик желает не только расписывать красками свое черно-белое фотографическое мышление. То же самое проявляется и в главе «Девственный лес».
Чем же примечательна «Шумава» Куклика в сравнении с другими подобными изданиями. Прежде всего вышеприведенным творческим подходом к теме. В отличие от большинства такого рода книг она представляет собой специфическое понимание автором материала, образное размышление о выбранном природном регионе, поиск взаимности его самых характерных признаков в духе тщательной продуманности, как выразить предмет темы чисто фотографическим путем. Эта продуманность проходила через все области осознания автором замысла, через поиски специфических признаков пейзажа, через целый материал, связанный с любым характерным отображением Шумавы.
Фотографическому понятию произведения соответствует и текст фотоальбома. Кроме вступительного объяснения значения шумавской области с геологической, естественнонаучной, экологической, экономической и культурно-исторической точки зрения, книга дополнена художественно-историческим каталогом, рядом цитат из произведений известных писателей и мемуаров знаменитых художников — Либшера, Герольда, Вахала, Мане и других. Автор текста книги доктор Богумир Мраз не забыл и о литературном наследии — Штифтера, Клостермана, Красногорской, Карела Чапека. В итоге издание представляет собой богатый и подлинно современный документ, красивый подарок для любителей природы и не в последнюю очередь удачный фотоальбом, повествующий о жизни и творчестве фотохудожника Карела Куклика, о его пути к созданию этой книги. Одновременно издание демонстрирует, как следует представлять общественности нашу современную фотографию.

КАРЕЛ ДВОРЖАК

 
Яндекс.Метрика