Фотограф Миро Войтек

Фотограф Миро Войтек

Более половины жизни посвятил он словацкой журналистской фотографии, всегда был активным, честным и добросовестным работником, больше всего ценившим журналистскую этику, собственную критическую позицию, опирающуюся на прогрессивное мировоззрение.
Он был учеником-фотографом, получил полное среднее образование, но с самого начала склонялся к живой фотографии как подлинному оптическому свидетельству о современном ему обществе или событиях. Для Войтека типично постоянное стремление к формированию содержания его свидетельства о мире. Ведь целых 25 лет, будучи преподавателем философского факультета имени Коменского в Братиславе, он формулировал теорию и практику журналистской фотографии для студентов и коллег на многочисленных специальных семинарах в Словакии и Чехии. Поскольку я, в рамках своей работы в ФАМУ и на философском факультете Карлова университета в Праге, должен был также заниматься и журналистской фотографией, и фотокорреспонденциями, я оценил настойчивость, систематичность и эрудицию своего коллеги. Встречи с ним и теоретические дебаты давали мне минуты освежающего возбуждения и творческого решения проблем. По сравнению со мной, у него была бесспорная выгода в ежедневной практике и точной общественной направленности фотографии. Мы вместе переживали победы и поражения, подъемы и падения изобразительного репортажа, который с его стороны был в общественном и политическом смысле еще строже ориентирован официальной информацией в связи с его работой в Чехословацком агентстве печати — ЧТК. Дисциплина агентства каждую минуту требует точного отражения официального сообщения, которое должно быть объективным со всех точек зрения, но одновременно и личным сообщением, которое передает живой, эмоционально заинтересованный человек. Все это в полной мере касается Войтека. В 60-е годы мы уже знали направления мировых агентств печати и изучили гуманистическую фотографию «Рода человеческого» Стейхена, но одновременно это было время большой идеологической борьбы за правдивое отражение мира с тенденциями прогресса, правды, справедливости, мирного сосуществования, с тенденциями, которые иногда находили отражение и в творчестве капиталистической журналистской фотографии.
Мы имели счастье вместе анализировать проблемы с такими личностями, какими были, например, Владимир Рыпар, Людвик Со-учек, Иржи Мацку. Карел Гаек, Вацлав Йиру и другие, которые были или преподавателями, оппонентами, или редакционными работниками на разных уровнях и постах. Большой проблемой была и остается форма. Миро Войтек всегда защищал общественную функцию изобразительного сообщения журналиста-документалиста, иногда и за счет потери так называемой «художественности». «К сожалению, по неписанному закону фотокорреспондента, который он должен соблюдать, форма почти всегда отодвигается на второе место». Однако Миро признает, что борьбу за форму ведет с материалом, с изображением перед аппаратом до последнего. Так же, как пишущий редактор ищет свой угол зрения на события, так и фоторепортер должен иметь свой угол зрения — внешний и внутренний, искать и вырабатывать журналистскую форму выражения.
«Магическую силу фотографии я вижу в способности фиксировать неповторимые мгновения правды, составлять из фотографий документальный образ уходящего прошлого, пульсирующего настоящего и родящегося будущего». Это жизненное кредо Миро Войтек выразил в целом ряде своих работ, например, в портрете Давида Ойстраха, на котором он легко и приветливо улыбается членам оркестра Филармонии (1976), или на снимке «Тщательность работы», где видно напряженное внимание токаря, контролирующего работу станка (1974), в выражении лица победителя в беге на 800 метров Фалла из Сенегала во время международных легкоатлетических соревнованиях в Братиславе в 1986 году. Ни на одном из перечисленных снимков не отсутствует так называемая художественность, наоборот, она становится нераздельной составной частью сообщения.
О его упорной борьбе за форму свидетельствуют три работы, получившие высокие оценки в 1964-1972 гг. Первый снимок называется «Один в поле воин» и относится к области сельского хозяйства: сжатая форма и лапидарное сообщение подчеркиваются и названием, содежащим слово «воин». Сотни рабочих фотографий возникли во время строительства транзитного газопровода на одну и ту же тему — сварка труб большого диаметра. И все-таки снимок из Буковой исключителен по работе со светом, тонированием атмосферы и выбором среды. С удовольствием упоминаю и необычный вид нефтехимического комбината «Слов-нафт», кде вид ночного объекта динамизируется афокализацией: в ходе экспозиции фотограф изменил наводку на резкость — и огни получили динамичные световые эффекты. Здесь Войтек как бы вспомнил известные промышленные документальные снимки венгерского фотожурналиста Эрнё Вадаша, прославившегося своими усилиями внести в журналистскую фотографию художественную форму. В перечисленных примерах отточенная форма усиливает избранную тему. Современная документальная фотография стремится к совершенству формы, которая, однако, не должна снижать жизненность кадра.
Художественность достигается, помимо прочего, например, изолированием главного объекта, устранением нарушающего влияния фона, паразитарных тонов и освешения, что иногда ведет почти к студийной обработке модели. В документе и репортаже действительность или человек не должны стать простой моделью, ибо в обратном случае они как бы выпадают из жизни. Репортажные портреты Войтека, например, Жозефины Бэ-йкер, Зузаны Коцуриковой, сохраняют свежеть и неповторимость мгновения и ощутимой живой актуальности, верность среды.
Юбиляр был отмечен целым рядом международных почестей (ЭФИАП, член жюри «Интерпрессфото»), чехословацких и клубных наград. Я же считаю необходимым отметить объем его творчества, временной интервал и высокое качество работы.
«Простота и скромность — единственная цель, к которой я упорно и терпеливо пробиваюсь через препятствия.» — сказал он в день своего 50-летия. Мне кажется, что эта цель не изменилась и в 60 лет. Страстный борец за правду, прогресс, за новую и здоровую жизнь является еще и большим любителем поэзии. Возможно, в этом возвышающем жанре искусства он находит ключ к решению своего взгляда на мир, на жизнь, общество и время, которое бежит так неумолимо. Я желаю Миро Войтеку острого, проникновенного зрения, ясного взгляда, твердой воли в борьбе за лучшую жизнь, мало болезней, чтобы мы и дальше могли встречаться с его практическими и теоретическими работами и с его выразительной декламацией произведений наших поэтов. Ведь он один из тех, кто образует национальную культурную среду и формирует ее сознание.

ЛЮДВИК БАРАН

 
Яндекс.Метрика